МАГИЯ ДАБКИ

Традиционный левантийский танец возрождается вновь, благодаря новому поколению танцоров, которые представляют его молодой аудитории.

«Для меня это голоса гор», — говорит ливанский музыкант Ваел Кудай, больше известный как Рэйсс Бек. «Вокалисты обладают невероятно красивыми и сильными голосами, потому что в горах нужно практически кричать. Это, конечно, легенда, но она мне нравится!»
Кудай рассказывает обо всем в дабке: о музыке, танце, ритме и об истории. «Знаете, раньше крышу домов покрывали глиной для защиты от дождя. И чтобы глина спрессовалась, люди приглашали в дом много знакомых, иногда целую деревню, и начинали топать; постепенно топот перешёл в танец и гости приносили с собой музыкальные инструменты и устраивали праздники на крыше».

Ни одна страна и ни одна религия не обладает монополией на дабку. Дабка характерна для культуры и своеобразия Сирии, Ливана, Иордании и Палестины, и сегодня дабка до сих пор «бьет ключом», как и раньше. В Ливане и Палестине существуют региональные вариации дабки, отличающиеся не только темпом, но еще и ритмом. Сам танец тоже отличается в зависимости от региона, хотя набор этих разных стилей и формирует основной традиционный танец. Чаще всего в танце есть ведущий, весьма энергичный и харизматичный импровизатор, который задает темп и общее движение всей цепочки.

«У дабки своя особая энергетика, которая отлична от других танцевальных форм», — говорит Джамиля Бугелаф, член Лондонской женской танцевальной группы “Hawiyya”, коротая выражает своеобразие и культуру через танец. «Синхронные мощные движения ногами, напоминающие втаптывание, сила связи, четко передающаяся через цепочку танцоров, которая спустя некоторое время разрушается энергичной импровизацией и прыжками, позволяет осознать, что в танце заложено очень важное послание.

Это послание относится к прекрасно укорененной культуре этой страны, к сопротивлению и существованию», — говорит Бугелаф.

Анас Абу Ун, координатор проекта “El-Funoun Palestinian Popular Dance Troupe” в Рамалле, Палестина, говорит: «Для палестинцев дабка — это намного больше, чем просто выражение культуры, это политический акт, где танцоры источают единую энергию и общий язык движения — язык, который происходит из многолетнего однообразного страдания».

«Дабка это и творческий протест, и символ отваги и защиты от несправедливости», — говорит Надя Сибани, коллега Бугелаф в “Hawiyya”. «Физическое расположение группы — двигаться и топать вместе, сливаясь с землей и становясь ее инструментом, держась за руки и напевая мелодию в унисон – говорит о мощной гордости, стойкости, любви к жизни и о противостоянии всевозможным угрозам. Танец может рассказывать истории, и если истории уже были рассказаны, то невозможно отрицать их подлинность и существование, а существовать — значит противостоять».

Все же дабка это намного больше, чем просто статичная форма культурного самовыражения или акт ненасильственного противостояния. Это развивающаяся форма искусства. Некоторое группы, такие как «47Soul» и «The Ministry of Dub-key » взяли дабку за основу и соединили ее с регги, хип-хопом и электроникой, получив звук нового поколения. Для «47Soul» это означало создание того, что группа когда-то описала как футуристическое звучание дабки. Для «The Ministry of Dub-key » – выражение уважения к дабке как в танце, так и в ходе представления.

Исполнители из “47Soul» добавили замечательный элемент – они прикоснулись к традиционной музыке и танцу, соединив различные жанры и отразив стороны, в которых исконные своеобразные черты вливаются в современный мир», — говорит Фара Хаддад, еще один представитель “Hawiyya”. «Это часть более широкого альтернативного творческого чувства, которое появилось в арабском мире и привело к возникновению более понятного и обширного артистического пространства как для артистов, так и для любителей этого вида искусства».
Ливанские музыканты одной группы — Кудай (гистарист) и Вассим Бу Малхам (вокалист) вместе с группой “Who Killed Bruce Lee” переделали дабку под современную публику. В 2018 году они участвовали в проекте “Dabaka”, спонсором которого был UNHCR, вместе с Сирийскими музыкантами Самиром Саем Эльдаром (Hello Psychaleppo) и Танжаретом Дагетс Халидом Омраном Бу Малхамом. Их творческий союз был намерен поместить фольклорную дабку в современный контекст.

«Дабка одновременно является и не является традиционным танцем и музыкой, дабка это вселенная», — говорит Кудай. «Мы использовали дабку так, как нам хотелось, но важно помнить, что дабка — это и современная музыка тоже. Если говорить о “47Soul” и о других группах, то музыканты этих групп независимы и неординарны, они посвящают свою работу дабке. Ливанские и сирийские музыканты уже создают новую, современную дабку, используя синтезаторы и барабанные ритмы. Это их музыка, они добавляют туда разные фишки, и эта музыка живет. Много людей работает над этой музыкой, и у нее нет пределов. Пределом может быть только воображение людей.

В подобной манере развивается и танцевальный элемент дабки, хотя Бугелаф говорит о необходимости различать традиционную дабку и фольклорный танец, который был подвергнут воздействию более современных стилей. Прежняя дабка, которую танцевали на свадьбах и других празднованиях, состояла из набора очень специфичных шагов, которые не подразумевалось менять в силу неких негласных правил. Хотя сейчас, последнее открыто для эволюции и не имеет ограничений в своем потенциальном развитии.

«Будучи погруженными в чистейшую традиционную форму дабки, танец, который исполняем мы, представители “Hawiyya”, весьма сильно зависит современных стилей и направлений, что дает нам дополнительные инструменты для самовыражения и передачи послания нашей аудитории», — говорит Бугелаф. «В этой форме дабка постоянно изменяется, развивается и оформляется, дополняясь различными стилями, интересами и усилиями участников группы».

Бугелаф, например, заинтересована слиянием палестинской дабки и традиционного алжирского танца, в то время как для “Abu Oun” создание современного своеобразия, вдохновленного прошлым, является неотъемлемым элементом палестинской стойкости.
Поэтому в 2018 году “Hawiyya” и “El-Funoun” объединились в творческую группу “Curfew”, представляющую собой сочетание традиционного и современного танца, преследующего цель поощрять индивидуальность перед лицом несправедливости.

«Мне бы хотелось видеть прогресс дабки в любом возможном направлении; и чтобы существовал набор звуков, из которых мы сможем выбирать», — говорит Бу Малхам, который верит, что его жизненная миссия – представить дабку в таком виде, в котором она бы подходила нынешнему поколению. «Мне бы хотелось видеть больше людей, вовлеченных в это дело. Больше людей, изучающих и понимающих дабку. Должно быть некоторое знание или представление наших дней о макам* и о ритмах дабки, для того, чтобы люди могли воспользоваться им в желаемом направлении и слышать то, что они хотят слышать, независимо от того, что заложено в контекст».
Макам* — в арабской и турецкой традиционной музыке многозначный термин, обозначающий ладовый звукоряд, модально-монодический лад в совокупности всех его категорий и функций, целостную текстомузыкальную композицию, включающую не только конкретные приёмы техники композиции, но также коннотации музыкального жанра.


Автор перевода Ирина Елисеева


Ссылка на оригинальную статью https://www.arabnews.com/node/1742681/lifestyle

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp